Сегодня в кино

Девушки бывают разные (16+)

Девушки бывают разные (16+)

Готэм, начало 1980-х годов. Комик Артур Флек живет с больной...

Все фильмы

Ближайшие вечеринки

Вечеринок в ближайшее время нет

Новости

Дирижёрская профессия – это то, что открывает ещё больше возможностей в приобщении к музыке и в раскрытии самого себя - маэстро Николай Хондзинский

23.05.2019 12:39

Появление на псковской сцене нового главного дирижера симфонического оркестра Псковской областной филармонии  Николая Хондзинского стало заметным и ярким явлением для всех любителей классической музыки. Такие концерты, как «Звук создан Богом», «Времена года», «Музыка в ночи», «Лавандовая ночь», «Золото Вены» - стали событиями в культурной жизни Пскова.


 - Николай, Вы задали очень высокий уровень развития музыкального искусства в нашем городе.  А когда Вы сами поняли, что музыка – это главный приоритет в Вашей жизни?

- Я вырос в семье музыкантов, и музыка звучала в нашей семье с самого детства: и камерная, и оркестровая... Наверное, лет с пяти я мечтал связать свою жизнь со скрипкой. Все вокруг в семье пианисты, а мне почему-то хотелось играть именно на скрипке. А дальше я развивался, занимался и со временем я понял, что дирижёрская профессия – это то, что открывает ещё больше возможностей в приобщении к музыке и в раскрытии самого себя. Поняв, что  профессия дирижёра важнее для меня, чем профессия инструменталиста, я сделал свой выбор.

- Кстати, а почему ни у симфонических, ни у камерных оркестров почти нет женщин-дирижеров? Это связано со спецификой профессии, с какими-то особенными качествами?

- Вы знаете, сложно сказать, на самом деле сейчас, насколько я знаю,  женщины-дирижеры очень популярны в Европе. В некоторых оркестрах даже условия оговариваются, какое количество должно быть мужчин и женщин-дирижеров. Хотя мне кажется, что это уже новый виток абсурда в управленческой политике, когда по гендерному признаку выбирается музыкант. Так сложилось исторически, что это всё-таки, в первую очередь, мужская профессия, я думаю, об этом можно смело говорить. Может быть, это вопрос энергии, в некотором смысле даже физической силы, которая необходима для того, чтобы руководить таким большим организмом, как оркестр. Согласитесь, до XX века в принципе женщину в публичном пространстве не так часто можно было встретить. Главным приоритетом для женщины были традиционные семейные ценности, они, в общем-то, и не позволяли ей становиться публичной личностью.   

- Вы были художественным руководителем и дирижером Камерной капеллы "Русская консерватория", сотрудничали с самыми известными оркестрами страны, среди которых Симфонический оркестр Мариинского театра, Симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии. Чем дирижирование камерным оркестром отличается от  управления симфоническим?

-  Во-первых, репертуар в большом и камерном оркестрах - разный. И второе - дирижирование оркестром в количестве двадцать человек и управление организмом в сто человек, конечно же, это разные вещи. Есть разница и в подходе к работе, и в выборе штриховой политики, струнной группы, в выборе верных приёмов акцентуации, артикуляции и т.д.  Но главное, конечно, - это разница в репертуаре. Сравнивать очень сложно, это разные направления - музыка камерного оркестра и музыка большого оркестра.

- Что для Вас идеальный оркестр? Профессиональный уровень дирижёра или профессиональные музыканты?

- Я думаю, что все должно быть пропорционально. Конечно же, и то и другое грандиозно важно. Есть ещё и третья составляющая – инструменты, на которых играют музыканты. Если какой-нибудь гениально одарённый кларнетист играет на пластмассовом инструменте, то всё равно ничего не получится. Всё равно будет звучать пластмассовый инструмент, и, к сожалению, личные заслуги музыканта будут никем не оценены и останутся  незаметными. Поэтому здесь очень важны пропорции, соблюдение всех вышеперечисленных условий для того, чтобы оркестр был действительно идеальным. 

- Несомненно, Вы уже поняли музыкальные вкусы псковской публики, кто сейчас составляет аудиторию оркестра?

- У меня сложилось впечатление, что публика в Пскове – это  люди, которые умеют слушать и  слышать то, что предлагает им маэстро. Я думаю, что великая европейская и русская музыка, наше наследие XVIII, XIX, даже уже XX века – это то, что интеллектуальная публика Пскова принимает и то, в чём чувствует необходимость.

- Насколько для Вас важна работа именно со слушателями и как вы ее видите? Я имею в виду популяризацию классической музыки - организацию творческих вечеров, пресс-гостиных, встреч, помимо концертов. Кого бы Вы хотели видеть в зале филармонии на концертах симфонического оркестра?

- У меня на эту тему есть несколько соображений, но я пока не буду их озвучивать. Думаю, что обязательно будем расширять форматы общения с аудиторией именно для того, чтобы понимать, кто к нам приходит, зачем приходит, есть ли что-то, что ещё интересует публику помимо того, что они услышали. Надеюсь, что это будет взаимоинтересно. Мы обязательно будем искать новые интересные форматы для общения с нашей публикой. Кого бы хотелось видеть в зале? Сложно ответить. Мне всегда хочется видеть в зале того, кто пришёл слушать музыку и хочет её услышать. И тут нет никаких границ - ни возрастных, ни, естественно, каких-то других. Я уверен, что и молодая аудитория постепенно будет всё больше и больше заполнять зал Псковской филармонии – это   думающая молодёжь, и не только гуманитарии, как мне кажется, но и технари, студенческая элита, как это происходит в Москве, на многих классических концертах. 

- Как складывается ваше взаимодействие с руководством филармонии?  Мы уже стали свидетелями очень ярких концертов, что ждать в дальнейшем? Насколько для Вас важна поддержка руководства? 

- Я бы сказал, что это не поддержка, это совместное движение к цели. Только при таком раскладе, мне кажется, есть шанс что-то сделать, - если художественное руководство и руководство менеджерское совпадают и движутся в одну сторону. Тогда мы обречены на успех.  Елизавета Барышникова -  руководитель очень энергичный и не боящийся экспериментов. Мне очень импонирует её отношение к музыке, к оркестру и коллективу в целом, то, что она готова вкладывать свою жизненную энергию в развитие этого коллектива, в то, чтобы коллектив двигался и развивался и, может быть, в пространстве нашей страны занял  бы достойное место среди других оркестров. Я полон надежд на то, что наша совместная работа продолжится в таком же ключе.

- Я думаю, что всё  задуманное вам удастся воплотить.  Классическая музыка – это всё-таки  элитарный вид искусства, поэтому надеемся, что все ваши проекты  будут способствовать развитию эстетического вкуса всех поколений наших слушателей.

- Да, действительно, это элитарное искусство, но эта элита открыта для всех. Любой человек может стать этой элитой. Важно это понимать. И тем, кто, может быть, раньше боялся чего-то в классической музыке, пора уже переставать бояться и становиться элитой. И тем, кто понимает и любит классическую музыку, без которой невозможно существовать.

Театрально-концертная дирекция



Сколько дней в неделе:

Поиск в новостях